Как добровольцы "ЛизаАлерт" учат детей не теряться в лесу и в городе

Добровольцы поисково-спасательного отряда «ЛизаАлерт» ищут и находят пропавших людей. И мечтают, чтобы поисков было как можно меньше. Особенно детских. Для профилактики детских пропаж в отряде появилось специальное направление. Его инструкторы проводят занятия, на которых рассказывают школьникам и детсадовцам, как вести себя, чтобы не потеряться, и быстрее найтись, если это все-таки произошло. Сегодня Школе «ЛизаАлерт» исполняется пять лет. О ее деятельности рассказывает создатель и руководитель Алина Павлюкова.

Как добровольцы "ЛизаАлерт" учат детей не теряться в лесу и в городе

С чего все началось?

Алина Павлюкова: С одной девушки-психолога. Она не была в отряде, просто однажды предложила: "Вы накопили большой поисковый опыт, давайте воплотим его в занятиях по профилактике детских пропаж. Мы встретились, я рассказала, как дети теряются и как, по моему мнению, это можно было бы предотвратить. Она скомпоновала занятие в игровой форме. Со временем мы несколько переформатировали его и стали проводить уроки безопасности для школьников и детсадовцев.

Но датой рождения Школы "ЛизаАлерт" мы считаем 29 октября 2016 года, когда было проведено первое масштабное мероприятие — квест "Безвредные советы". Надо было придумать формат события, которое за день могло бы посетить много детей. Родилась идея некого подобия пит-стопа на гонках. Мы оформили беседу в игру и разделили на несколько тематических блоков: безопасность в лесу, в городе, на льду и так далее. Было очень волнительно, но все получилось. В первый же раз к нам пришло в общей сложности 250 детей, а главное — о нас узнало большое количество людей.

С того дня прошло пять лет, и сейчас инструкторы Школы "ЛизаАлерт" работают в Санкт-Петербурге, Москве и еще 47 регионах России.

У школы есть и свой герой — лисенок Рыжик…

Алина Павлюкова: Да, это идея дизайнера, которая помогала отряду в оформлении. Рыжик внешне менялся за эти годы. Например, мы ушли от ярко-оранжевого, тревожного цвета к более спокойному, приглушенному. Для взаимодействия с детьми так правильнее с психологической точки зрения.

Вообще, у нас весьма креативное направление. Есть доброволец, который пишет сказки про лисенка Рыжика. Есть ребята, которые озвучивают их и переводят в аудиоформат. Есть азбука безопасности со стихами на каждую букву и еще очень много всего.

На какой возраст рассчитаны занятия?

Алина Павлюкова: В основном — на пять-десять лет. Перед пандемией запустили занятия для детей от 11 до 13-ти. Осталось охватить самый сложный возраст — 14-18 лет. Мы сейчас над этим работаем. Понимаем, что будет непросто. Подростков не задавишь авторитетом, им интересно, когда с ними разговаривают на равных. Наши советы должны выглядеть не нотациями, а восприниматься как некий лайфхак.

Сколько инструкторов у Школы "ЛизаАлерт"?

Алина Павлюкова: Всего в России — около 250. В Петербурге — 18. Это мало. Когда мы открываем запись на уроки безопасности по Москве и Петербургу, то буквально за пять дней собираем огромное количество заявок, которых хватает на полгода вперед.

Неужели эта ниша — профилактика детской безопасности — совсем пустует?

Алина Павлюкова: Нет, почему же. Есть и уроки ОБЖ, и частные занятия на эту тему. Думаю, к нам просто больше доверия. Мы же не теоретики. У нас огромный практический опыт, и каждое наше правило основано на историях реальных поисков. Если мы советуем заблудившемуся в лесу стоять на месте и не пытаться выбраться самостоятельно, то это потому что у нас за плечами множество поисков, когда человек в результате уходил на многие километры в глушь. При этом мы умеем не запугивать, а давать действующие алгоритмы на разные случаи жизни.

У большинства из нас нет педагогического и психологического образования. Поэтому мы не обучаем, а беседуем, рассказываем, как правильно защитить себя в той или иной ситуации. Когда инструктор по приглашению школы приходит на урок, классный руководитель обязательно присутствует на занятиях.

В начале каждой беседы инструктор задает вопрос: кто-нибудь из вас терялся? Большинство детей признаются, что да. В метро, в аэропорту, в автобусе в Испании и так далее. Все дальнейшее взаимодействие построено на коммуникативной методике. Мы прекрасно понимаем, что за 45 минут не успеем пообщаться с каждым учеником, но сможем проработать с детьми важные моменты. Например, ты с мамой и папой пошел в торговый центр, загляделся на витрину, оборачиваешься — а родителей нет! Как ты поступишь?.. Здесь в первую очередь работает "правило трех о": остановись, оглянись, окрикни. Допустим, не помогло. Что делать дальше?.. Ну и так далее. Ситуации бывают разные.

Как добровольцы "ЛизаАлерт" учат детей не теряться в лесу и в городе

Фото: Архив ПСО "ЛизаАлерт"

Где у детей слабое место? Что им сложнее всего объяснить?

Алина Павлюкова: Сложно донести, кто такой незнакомый человек. Мы объясняем, что все люди, кроме самых близких — мамы, папы, тех, с кем ты живешь в одной квартире — считаются чужими. Да, и инструкторы — тоже. Нередко мы в середине занятия предлагаем поиграть и спрашиваем: "Пойдешь со мной?". Дети соглашаются. "Почему? Ты же меня не знаешь". "Ну как не знаю, вы же представились"…

Здесь важно не перегнуть палку, не создать картину плохого, враждебного мира. Но в то же время показать, что незнакомые люди — это небезопасно. У нас даже существует определение безопасного взрослого, к которому можно обратиться за помощью. Это полицейский, человек с ребенком и, если дело происходит в торговом центре, здешний работник — кассир или охранник.

Беда в том, что мы растим удобных детей. Учим их не отказывать взрослым, не перечить им. Это неправильно! Ребенок в принципе не должен коммуницировать с чужими взрослыми. Адекватный человек не попросит помощи у ребенка. Порой люди старшего поколения с нами не соглашаются: а как же сумку старушке помочь донести? У нас была ситуация, когда во время занятий одна бабушка расстроилась, встала и ушла. Потому что считает, что так нельзя. А мы считаем наоборот: есть большое количество взрослых, которые обязательно помогут бабушке донести ее сумку. Ребенок же должен уметь говорить нет. Если мы будем воспитывать детей с установкой "взрослый всегда прав", то каким же образом удастся донести до них, что с посторонним нельзя уходить?..

А если чужой взрослый насильно пытается увести ребенка?

Алина Павлюкова: Надо кричать. И это тоже проблема "удобных детей". Они все время слышат, что нельзя шуметь, нельзя громко разговаривать. А потом приходим мы и ломаем систему: нет, дети, когда что-то идет не так, надо крикнуть, привлечь к себе внимание, позвать на помощь. Далеко не все дети могут вот так просто взять и закричать. Между тем это очень полезный, порой жизненно важный навык. Как его отрабатывать? Можно начать с того, чтобы поехать со своим ребенком в лес и там вместе наораться вволю.

Какие вопросы дети задают чаще всего?

Алина Павлюкова: Что делать если встретил в лесу медведя? Как отбиваться от волка и других диких зверей?.. Ой, да у детей всегда найдется обескураживающий вопрос. Или ответ. Однажды на вопрос, что надо сделать перед походом в лес, маленький мальчик ответил: "Написать завещание".

Вы ведь проводите занятия и для взрослых?

Алина Павлюкова: Да, "родительские собрания". Рассказываем, как и о чем беседовать с детьми, чтобы их обезопасить, чему их необходимо научить. Для того чтобы информация не забывалась, мы подготовили "Безвредные советы" — карточки с короткими, запоминающимися алгоритмами. Их много, они охватывают большое количество разных случаев, с ними удобно работать дома.

Учим на ярких примерах. Так, рассказывая о небезопасных незнакомцах, мы показываем родителям фотографии четырех людей: европейского нобелевского лауреата, российского поэта-прозаика и очень милых на вид мужчины и женщины, оба маньяки — и спрашиваем, кому из них вы бы доверились. Нобелевского лауреата не выбирает никто. Чаще всего доверие вызывают как раз маньяки. Да, там очень располагающий дядечка — добродушный, на Санта Клауса похож. А на самом деле совсем не волшебник…

Иногда бывают отзывы от родителей — наши советы пригодились. Чаще всего это случается в городе. Гуляли в парке, сын на самокате уехал и потерялся. Пока мама с папой суетились, ребенок, следуя нашему алгоритму, нашел безопасного взрослого и попросил его позвонить родителям, телефон которых заранее выучил наизусть. Мы, конечно, радуемся, когда слышим о таком.

Наверное, и с неприятием доводится сталкиваться? Мол, мы в детстве с утра до ночи по улице бегали, на стройках играли, гудрон жевали — и ничего, выжили, а вы ерундой занимаетесь…

Алина Павлюкова: Вы знаете, нет. Это скорее исключение из правил. Сейчас родители более осознанно подходят к безопасности своих детей. Но те, кто приходят к нам на занятия, изначально заинтересованы в том, чтобы как можно больше об этом узнать. А нам бы хотелось докричаться как раз до тех, кто считает, что это все ерунда.

Как это сделать? Наверное, через детей. Если занятия проходят в школе, они охватывают ребят из разных семей. В профилактике безопасности, повторюсь, важна регулярность. Но мы рассчитываем, что даже после наших коротких занятий у детей в памяти что-то отложится.

Эффективность вашей работы невозможно точно оценить. Мы ведь никогда не узнаем, сколько поисков не состоялось благодаря урокам лисенка Рыжика.

Алина Павлюкова: Совершенно верно. Мы недавно подсчитали, что за пять лет занятия "Школы ЛазаАлерт" посетили 400 тысяч детей. Я всегда говорю инструкторам: даже если мы помогли только одному из них, вся наша деятельность того стоит. Лучший поиск — тот, которого не было.

Как добровольцы "ЛизаАлерт" учат детей не теряться в лесу и в городе

Фото: Архив ПСО "ЛизаАлерт"