Как правильно передать по наследству аккаунт и домен

Наша жизнь сильно изменилась с развитием цифровыми технологиями. Если раньше мы могли передать по наследству машину, квартиру, дачу, наличные деньги, то теперь никого не удивит, что умерший владел доменом или страницей в соцсетях. Можно ли передать их детям и внукам? Сразу предупредим: не все вопросы в этой сфере до конца юридически урегулированы, хотя и появились законы, где прописано, что такое цифровые права. Для начала разберемся, что такое доменное имя? Его определение есть в ФЗ-149 "Об информации": обозначение адреса интернет-сайта символами. Права на него — это права администрирования. В России они регулируются "Правилами регистрации доменных имен в доменах .RU и .РФ" (утверждены решением Координационного центра национального домена в редакции от 17.12.19). Регистрация доменного имени на гражданина происходит на основании договора возмездного оказания услуг. Владение подтверждается свидетельством или сертификатом.

— В научной литературе неоднократно приводились доводы, что доменное имя не является интеллектуальной собственностью или имущественным правом. Но посредством него у администратора появляется возможность материализовать авторские или имущественные права. Значит, объект наследования можно определить как права и обязанности по договору администрирования, — поясняет нотариус Ольга Филиппова, член правления Нотариальной палаты Свердловской области.

К примеру, российская компания "Региональный Сетевой Информационный Центр" предлагает претенденту на доменное имя написать заявление о заключении договора на себя в связи со смертью прежнего администратора. Приложить к нему старый договор, сертификат или свидетельство, а также нотариально заверенную копию свидетельства о смерти или справку от нотариуса о количестве наследников (если их больше одного, то другие должны дать согласие все оформить на заинтересованное лицо).

Но не исключены две сложности: первая, когда доменное имя зарегистрировано не в России, вторая — когда срок регистрации уже истек, соответственно, домен утрачен или передан другому человеку.

— На практике наши коллеги в других регионах столкнулись с ситуациями, когда запрашивали данные в системе — выяснялось, что продление вовремя не оплатили, соответственно, восстановить доступ к адресу можно только через суд, — рассказывает Ольга Филиппова. — Тут нотариус может лишь выдать справку о том, кто является наследником, чтобы они дальше сами обращались к регистратору доменных имен или в суд.

С аккаунтом посложнее: формально передать его по наследству нотариусы пока не могут — надо подтвердить личность умершего владельца, а в России регистрация в соцсетях, как известно, происходит без паспорта. Кроме того, встает вопрос, что именно должно переходить наследникам, доступ ко всему аккаунту или к его части? Некоторые странички содержат огромное количество личной информации о человеке. Когда она станет достоянием родни, где гарантия, что не будет передана огласке тайна переписки, семейные секреты?

Пока соцсети сами регулируют эти моменты в договорах присоединения. Например, пользователи интернет-ресурса Gmail могут указать, что делать с их аккаунтами в электронной почте на случай ухода из жизни: удалить или передать близким. "ВКонтакте" и Facebook позволяют родственникам умерших закрыть или удалить их страницы, а также перевести в статус "памятных". Такая процедура называется меморизация. Instagram и Twitter не дают наследникам доступа к профилю и могут лишь удалить его по их требованию. В пользовательских соглашениях этих онлайн-ресурсов прямо прописан запрет выдавать себя за других лиц.Более того, модельный документ о доступе к отдельным видам цифровых активов в связи со смертью владельца (privacy expectation after life and choice sact), разработанный ассоциацией, куда входят Google и Facebook, предоставляет доступ к аккаунту только при наличии обоснованного, как правило, публичного интереса либо завещательного распоряжения.

— В запретах на использование аккаунта после смерти владельца лично я не вижу никакого рационального объяснения, кроме коммерческих интересов. Когда на странице накоплено большое количество треков, фильмов, игр — зачем просто так передавать это наследникам? Пусть лучше покупают заново контент, — рассуждает Леонид Вахрушев, старший преподаватель кафедры гражданского права УрГЮУ. — По сути, галочка в интерфейсе определяет дальнейшую судьбу цифрового актива, что напрямую противоречит форме завещательного распоряжения. На мой взгляд, так быть не должно.

— Судебная практика, как российская, так и зарубежная, по этому вопросу не отличается однообразием. И ее пока не достаточно, чтобы сформировать единую позицию. Однако в каждом конкретном случае у наследников есть право обратиться в суд за получением доступа к информации, хранящейся на сервисах, — добавляет Ольга Филиппова.