Как устроена жизнь в обсервационных центрах в Москве

Коварство COVID-19 в том, что, протекая даже без симптомов или по легкому сценарию, когда не требуется лечения в стационаре, он опасен для окружающих. На случай, если у таких заболевших нет возможности изолироваться дома, в городе открыто пять обсервационных центров, где можно переждать свою хотя и невидимую, но болезнь. Как там устроена жизнь, выясняли корреспонденты «РГ-Недели».

Как устроена жизнь в обсервационных центрах в Москве

Чемодан, вокзал, обсерватор

Реабилитационный центр в Царицыне, который до пандемии занимался реабилитацией людей с инвалидностью, теперь карантинный обсерватор. Его двухместные палаты становятся домом на 14 дней для семей с детьми, получивших положительный результат ПЦР-теста. «Наш обсерватор предназначен для семей, родителей с детьми и для подростков, доставленных из общежитий вузов или оставшихся без попечения. Например, мама попала в больницу. Размещаются такие дети, конечно, в центре с согласия родителей», — рассказал дежурный врач Андрей Павлов.

Вновь поступивших здесь не называют пациентами. По словам Павлова, горожане рассуждают так: раз симптомов нет, значит, здоровы. Персонал не возражает, относясь к своим постояльцам просто как к гостям. Самому младшему гостю едва исполнилось полгода, его мама носитель вируса, а малыша не с кем оставить. Вот и живут здесь в отдельном боксе. В соседней палате еще одна мама с двухлетним ребенком. Но большая часть проживающих с детьми постарше — от 10 до 13 лет. Сейчас в центре заняты все три этажа — 65 гостей, среди них 18 семей. И только часть первого этажа отдана под «чистую» зону, где врачи, средний и младший медперсонал, которые работают вахтовым методом по семь дней, могут снять защитные костюмы и передохнуть.

…Оксана Самаркина с 17-летним сыном Андреем в конце октября приехали из Благовещенска на плановое лечение в Российскую детскую клиническую больницу им. Н.И. Пирогова. Они даже не думали, что на этот раз им придется задержаться. А получилось вместо назначенной операции и обследования — вынужденная обсервация. «В больнице все пациенты обязательно сдают ПЦР-тест. У меня оказался положительный результат, у сына — отрицательный, но оставить его на лечении одного я не могла, у него инвалидность, — рассказывает Оксана. — Мы вынуждены часто ездить к врачам в Москву, так как у мальчика проблемы с кишечником. Но на этот раз поездка затягивается. Правда, находясь в центре на изоляции, я чувствую себя словно в отпуске».

В Царицыно их привезли около 04.00 утра. Сотрудники центра встретили семью в защитных костюмах и пригласили в «красную» зону. Маму и сына поселили в одной комнате. «Я была немного напугана происходящим. Но уже на пороге поняла, что попала просто в хорошую гостиницу. Просторные холлы и отдельные комнаты с балконом, душем и туалетом. Нам предложили чай и легкий перекус», — вспоминает свой приезд Оксана. Последующие дни она полностью посвятила себе и сыну. Смотрели телевизор в холле. Прогуливались по балкону. Нужна уборка в номере? Сменить постельное белье? Внезапно почувствовали недомогание? В каждой комнате есть кнопка вызова. Но у Оксаны за время изоляции вирус себя так и не проявил. «Отличное пятиразовое питание — первое, второе, салаты, соки. Еда полезная, не повторяется. Сегодня был овощной суп, вчера — рыбный, картошка с мясом и салат из свежих томатов и огурцов. Порции огромные, мы даже не съедаем», — признается она. Но главное, по ее словам, — это поддержка, отзывчивость, приветливость персонала центра.

«На одного гостя у нас два сотрудника, — продолжает рассказ Павлов. — 36 человек медперсонала и два врача, которых мы вызываем по требованию, если вдруг кому-то станет плохо, но пока таких случаев не было. Весной, помню, было всего три-четыре перевода в инфекционную больницу».

Как устроена жизнь в обсервационных центрах в Москве

Помимо температуры, два раза в день пульсоксиметром измеряют сатурацию. Фото: Александр Корольков

Желанные гости

Обсервационный центр на Абрамцевской улице предназначен для взрослых. В него доставляют жителей хостелов, общежитий с положительным тестом, чтобы они не заразили остальных проживающих. Есть и нарушители изоляции. «Среди наших постояльцев есть с уже с пролеченной пневмонией, но нарушившие домашний карантин. Некоторые считают, что раз температуры нет, то можно и в магазин пойти, и на прогулку», — рассказывает врач обсервационного отделения Саба Битиев. По его словам, большая часть — пожилые и люди с хроническими заболеваниями. Мазок за время проживания у них берут дважды — в первый и десятый день. Выписывают только с отрицательным результатом.

На рабочем столе Олега Аркадьевича Блока — стопка исписанных бумаг. «Стихи, наверное, пишете?» — спрашиваем у него. «Пока только рецензии на работы своих студентов, — отвечает профессор, педагог Московского государственного института культуры. — Я работаю на четырех кафедрах, меня ждут бакалавры, магистры и аспиранты». Но больше всего возвращения Олега Аркадьевича ждет его большая семья. Жена и шесть дочек остались без крепкого мужского плеча. «Высокая температура, 38,6-38,8, держалась неделю, супруга настояла на КТ. Оказалось, что поражено 25 процентов легких. По совету врача лег в стационар в Инфекционную больницу N 1. Там семь дней пробыл в «красной» зоне. Причем уже после первого дня лечения почувствовал облегчение — температура спала, дышать стало легче», — рассказал профессор. После выздоровления и уже отрицательного теста на ковид он все-таки решил не рисковать здоровьем семьи и попросился на изоляцию в обсервационный центр. «Условия, конечно, шикарные. Хотя я слышал, что где-то люди вповалку лежат, но у меня отдельная комната с санузлом, есть телевизор, Wi-Fi, хорошие условия для работы», — говорит Олег Аркадьевич.

Приносят в палаты и свежие газеты с журналами. А вот библиотеку, как в обсервационном центре Сокольники, здесь создавать не стали — после окончания пандемии книги придется утилизировать, жалко. «Мы не лечим, но имеем дело с ковидом, а значит, должны соблюдать все противоэпидемиологические требования. Весь медперсонал прошел профессиональную переподготовку для ведения инфекционных больных. Работаем строго в защитных костюмах, а это весьма утомительно, но зато не одного случая заражения. Постояльцам дважды в день измеряем температуру, артериальное давление, а если видим у кого-то отрицательную динамику, сразу вызываем «скорую», — добавляет Битиев.

О пользе карантина

Обсервационные центры расположены в районах Царицыно, Сокольники, Лианозово, на Олимпийском проспекте и на базе Санатория им. Артема Сергеева. «В «красных» зонах обсервационных пространств работают порядка 500 специалистов», — рассказал «РГ» Алексей Володин замруководителя департамента труда и социальной защиты населения Москвы. По его словам, в обсервационных центрах работают и психологи. Они всегда готовы помочь гостям справиться со стрессом, снять напряжение и просто поговорить.

Володин делает осторожный прогноз: карантинные меры начали работать. Свободные места в обсервационных центрах есть, но при необходимости есть и возможности для расширения коечного фонда.