Лучший учитель России рассказала, смогут ли роботы заменить педагогов

Для учителя физики из тюменской гимназии № 16 Екатерины Костылевой нынешняя осень выдалась… хрустальной. И, несомненно, богатой на открытия. Победитель областного тура конкурса «Учитель года-2021» сначала вошла в «пятнашку» полуфиналистов на всероссийском состязании в Ростове-на-Дону, потом ворвалась в пятерку сильнейших и, наконец, получила признание (а с ним и «Пеликана» из хрусталя) как лучший из лучших педагогов страны с правом стать советником министра просвещения на общественных началах. Третью неделю 28-летняя учительница отходит от конкурсных событий. График плотный: наверстать программу с учениками гимназии и дополнительные занятия со школьниками в "ФабЛабе" Тюменского госуниверситета, дать интервью, наконец, выспаться, ну хотя бы чуть-чуть… А потом войти в привычное русло, но в непривычной, чрезвычайно ответственной роли, и позволить себе путешествия с радостным возвращением в место силы — родную и любимую Тюмень.

Екатерина, конкурсная суета позади, какой главный урок вы для себя извлекли?

Екатерина Костылева: Скорее всего, это был урок про открытия — особые подходы, приемы, методики в организации обучения и воспитания ребят, которыми делились коллеги, значимость наставников, поддержку региона, родных и друзей. Конкурс — это буквально про все, но главное — он про любовь к детям, про помощь им именно сейчас, чтобы они были счастливыми сначала в роли школьников, а потом — востребованных специалистов.

Вы упомянули про наставников, имея в виду учителей для учителей?

Екатерина Костылева: Да, конечно. Роль опытных коллег, которые могут направить молодежь, вообще не обсуждается — она важна. К счастью, в Тюменской области институт педагогического наставничества есть: начинающие помогают стажистам осваивать цифровые технологии, а стажисты делятся с начинающими профессиональным и житейским опытом. Наставничество должно приобрести всероссийский масштаб. Считаю, педагоги — участники конкурса могут с полным правом транслировать свои знания студентам педвузов и колледжей.

Есть ли у вас такой человек-проводник?

Екатерина Костылева: Мне везет на проводников с детства. Первые учителя, конечно, родители. Учителя в школе и в допобразовании помогли сформировать глубокую любовь к обучению. Наставники были в педагогическом отряде "Неугомонные", в университете. Они есть среди коллег сейчас.

Хотели ли бы опять поехать в Ростов, снова нырнуть в "конкурсную реку"?

Екатерина Костылева: Спустя время, когда что-то переживется и даже забудется, я, возможно, отвечу "да", но именно сейчас честно скажу: надо хорошо подумать… Конкурс много дает, но он и берет, чем-то приходится жертвовать.

Родитель должен знать, что происходит с ребенком вне дома, а учитель — вне класса

Используя опыт конкурса, что бы вы могли поменять в отечественной системе образования?

Екатерина Костылева: Всегда есть что менять. Нет предела совершенству. В этом году не только я, но и все учителя из пятерки победителей получили статус советников. Когда закончится активная послеконкурсная пора и мы войдем в привычный рабочий ритм, думаю, начнем встречаться и искать ответ, в том числе на ваш вопрос. Министр, кстати, обещал прислушиваться. Нынешние финалисты — из удаленных друг от друга городов: Москва, Казань, Ставрополь, Хабаровск, Тюмень. Нам будет о чем поговорить.

Часто слышу от взрослых, что современные дети какие-то не такие…Так какие они?

Екатерина Костылева: Интересные, многогранные, чудесные. Другие. Они знают гораздо больше, чем знали мы в их возрасте. У них другой опыт — такого не было у нас, другие возможности в школьном и дополнительном образовании: форумы, проекты, олимпиады, семинары, сессии. Но и ответственность еще большая, чем была, допустим, у моего поколения. От взрослых зависит качество среды, которая создается для детей. Миссия педагога в этой среде — быть проводником по пути научного познания, а не транслятором информации, как прежде. Сопровождать, поддерживать, объяснять, аргументировать — вот наши задачи.

Как помочь детям не совершать непоправимых ошибок?

Екатерина Костылева: Дети должны делать какие-то ошибки — это нормально, это их опыт. Я имею в виду выбор чего-то, отказ от чего-то. Они же ищут себя! Но от непоправимых ошибок, конечно, следует оберегать. Это комплексная ответственность и семьи, и школы. Родитель должен знать, что происходит с ребенком вне дома, а учитель — вне класса.

Существует ли дружба между учителем и учеником?

Екатерина Костылева: Дружба — очень конструктивная вещь. Она про принятие, поддержку, выручку. Важно понимать, что дружба между начальником и подчиненным, учителем и учеником и даже родителем и ребенком имеет определенные границы, рамки, правила… Я ценю то, что мои ребята считают меня другом, но они точно знают: я в первую очередь наставник, а панибратства не признаю. Стараюсь объяснять им последствия поступков. Они сами должны уметь оценивать степень ответственности и результат.

Как заразить ребенка азартом учиться? Не все хотят ходить в школу, даже в новую, крутую, передовую — это, увы, факт…

Екатерина Костылева: Надо найти в учебном процессе мотивационный элемент, интересный ученику, и через него поддерживать азарт. Возможно, это проект, который ребенок ведет с командой и реализуется в нем. Или сама среда, куда он хочется возвращаться. Прошлый год, когда мы долго учились в дистанционном формате, показал: абсолютно все дети соскучились по живой школе и учителям. Значит, интерес есть — в той или иной степени.

Кто отвечает за интерес? Только учитель?

Екатерина Костылева: В идеале должно быть сотворчество, синхронная работа учителя и родителя. Без участия мам и пап, без культивирования важности обучения внутри семьи учителю не справиться.

Как адекватно оценивать ученика? Несмотря на массу контрольных и тому подобных вещей, учитель все равно субъективен.

Екатерина Костылева: Да, педагог изо дня в день видит ребенка, формирует о нем свое мнение. Но сегодня довольно много способов объективной диагностики, начиная с горизонтального контроля, когда педагоги оценивают чужих учеников, пробные контрольные, ВПР, ОГЭ, ЕГЭ, даже научно-практические конференции и школьные фестивали, хотя последние примеры не про отметки, а вообще про внимание к ребенку, его способностям.

Ваш предмет — совсем не девочковый… Как вкусно рассказать о нем?

Екатерина Костылева: Инженерные специальности давно не связаны лишь с заводами и станками. Сегодня в биоинженерии, нанотехнологиях, новых материалах успешно реализуются именно женщины. В позапрошлом году, например, Кэтрин Боуман (на тот момент ей было 30 лет) разработала алгоритм визуализации сверхмассивной черной дыры в ядре галактики Мессье 87 с помощью телескопа горизонта событий. Современные девочки взаимодействуют со множеством технологий, начиная с беспроводной зарядки для телефона и заканчивая мультиваркой и индукционной плитой. Это же все физика!

Как помочь тем, кто не понимает физику, но при этом старается, пыхтит-зубрит?

Екатерина Костылева: Первым делом необходимо найти способ самореализации для таких ребятишек, например, поработать над проектом на стыке наук. Допустим, спортсмену-лыжнику заняться темой скольжения. Если заинтересовать не удается, нужно выстраивать индивидуальную образовательную траекторию, приглашать на дополнительные консультации, но без угнетения и давления.

Самое трудное в вашем деле?

Екатерина Костылева: Когда ученик сталкивается с горем, попадает в трагическую, критическую ситуацию… Нужно правильно оценить момент, занять верную позицию и сделать то, что можно сделать.

Не каждый учитель становится отличным педагогом… Когда следует уходить из школы?

Екатерина Костылева: Когда дети начинают раздражать. Когда понимаешь, что не можешь дать им знания и что-то еще. Когда не получаешь удовольствия от общения. Когда не готов сам искать, учиться. Возможно, это не повод бросать профессию, а повод менять стратегию. Если же и дальше регресс, тогда да, надо уходить.

Вам самой хотелось когда-нибудь уйти?

Екатерина Костылева: Когда в шесть утра звонит будильник, очень хочу, чтоб было по-другому. Но это, конечно, шутка.

Вы бы советовали молодежи идти в учителя?

Екатерина Костылева: Я бы советовала заниматься тем делом, которое нравится. Если нравятся дети, коллективные творческие дела, процесс познания, то школа — лучший вариант.

Ключевой вопрос

Как физик ответьте: в век цифровых прорывов смогут роботы заменить учителей?

Екатерина Костылева: Это невозможно! Найти индивидуальный подход к ребенку способен только живой человек. В образовании важна коммуникация. И фигура взрослого. Личность! Нельзя заменить компетенции педагога алгоритмами. Сама профессия со временем, конечно, изменится. Но не более того.