Переезжающим из авариек тюменцам не хватило компенсации на покупку жилья

Через каких-то восемь лет Старая Лесобаза, прославившаяся трагической историей Насти Муравьевой, погибшей от руки педофила, не будет иметь ничего общего со своим депрессивным прошлым. По программе комплексного развития территории (КРТ) до конца 2023-го на улице Камчатской, например, предстоит снести 64 аварийных многоквартирника. Первым переселенцам выдали муниципальную жилплощадь в микрорайоне Патрушево за объездной и в новом ЖК в конце улицы Республики.

Переезжающим из авариек тюменцам не хватило компенсации на покупку жилья

Татьяне Гаркуше и ее маме 91-летней вдове инвалида войны, кавалера ордена Славы Тамаре Ивановне Гаркуше (она и сама ветеран труда и инвалид) повезло не так, как знакомым: их двушку площадью 42,5 квадрата оценили в 3 366 000 рублей. Этих денег сейчас не хватит даже на новую студию, разве что на жилье в старой хрущевке в районе КПД, по которому тоже плачет реновация. В таком же положении оказались и соседи-собственники. Выплакав слезы, люди махнули рукой — согласились на скромную компенсацию, залезли в кредиты. Тамара Ивановна и Татьяна Владимировна пока не сдаются.

Конечно, в 70-е деревянные дома на Камчатской, построенные для сотрудников местных лесопромышленных предприятий, выглядели вполне симпатично. Спустя полвека их с трудом можно назвать приличными: покосившиеся заборы вокруг грядок, разруха и уныние во дворах, сырость в подъездах, дыры в стенах — еще не самое страшное. Первые этажи периодически топит канализационными стоками. Например, строение под номером 56, где живут Гаркуши, аварийным признали только летом 2018 года, и то после "вирусного" видеоролика инициативных жильцов, записанного для президента. Позднее долгожители Старой Лесобазы узнали, что их район зачистят, а потом заново отстроят. Планы на эту землю у администрации и правда грандиозные: на почти 24 гектарах развернется современный район мало- и среднеэтажной застройки с детским садом, зонами отдыха, пешеходным бульваром и даже уютной набережной у озера Песьяное.

Переезжающим из авариек тюменцам не хватило компенсации на покупку жилья

Пятидесятилетний дом, где живут Гаркуши, с трудом можно назвать приличным: разруха и уныние во дворе, сырость в подъезде, дыры в стенах. Фото: Ирина Никитина/РГ

Жилье в 12-квартирной двухэтажке Татьяна некогда получила от работодателя, перевезла из деревни родителей, вышедших на пенсию. В 98-м приватизировала, выделив по равной доле маме, себе и дочери Насте. В 2006-м Тамара Ивановна свою долю подарила Татьяне, а ближе к расселению задалась вопросом: не поторопилась ли? Вдруг сейчас решить "переселенческий вопрос" было бы легче: все-таки вдова фронтовика, 40 лет отпахала дояркой и телятницей в совхозе Упоровского района и до сих пор активна даже в инвалидной коляске.

— Мы живем вместе, но каждой нужна своя комната. Мама самостоятельно не передвигается. Но что купить на 3,3 миллиона, особенно при ежедневно повышающихся ценах? — спрашивает Татьяна.

Ознакомившись с отчетом об оценке, Гаркуша обратилась в юридическую контору, а там посоветовали: если семья ввяжется в судебное разбирательство, администрация, возможно, и добавит еще 300 тысяч, как уже происходило с другими несогласными. Но из-за долгих процедур выплаты точно не стоит ждать сиюминутно, меж тем ценник на жилье, вероятно, снова подрастет. С долевым строительством нынче связываться опасно, с ипотекой тоже (кто ее даст пенсионеркам?). Но, даже если с долевкой срастется, где жить в ожидании новых квадратов?

— Я-то уже выезжаю на дачу, хозяйничаю там, пока тепло. А маму на коляске куда девать? С собой взять не могу — ей надо быть ближе к больнице, "скорую" за город не дождешься, — сетует Татьяна Владимировна.

Поскольку Гаркуши выразили несогласие с размером возмещения, горадминистрация прислала "письмо несчастья", где уведомила, что "имеет право обратиться в суд с иском о принудительном изъятии земельного участка и (или) расположенных на нем объектов недвижимости для муниципальных нужд по истечении 90 дней со дня получения жильцами проекта соглашения об изъятии". Таков регламент. Срок истекает 18 мая.

Двушку семьи инвалида войны площадью 42,5 квадрата оценили в 3 366 000 рублей. Этих денег хватит разве что на жилье в старой хрущевке

Не думая сдаваться, дочь написала обращение в аппарат губернатора. Спустя месяц семье ответили из управления жилищной политики Главного управления строительства Тюменской области.

"К предложениям об изменении размера возмещения должны быть приложены обосновывающие это изменение документы. В случае наличия спора о достоверности величины стоимости объекта оценки, установленной в отчете, в том числе и в связи с имеющимся иным отчетом об оценке этого же объекта, указанный спор подлежит рассмотрению судом", — констатировали в ведомстве.

А далее объяснили, кто имеет право на жилые помещения по договорам соцнайма, и рекомендовали при наличии оснований для постановки на учет нуждающихся в муниципальном жилье обратиться в МФЦ лично или в электронной форме. Но ведь вопрос заявителей касался размера выплаты.

В присланных бумагах выводы кажутся логичными, подкрепленными подзаконными актами. Кажется, все посчитано и учтено — от доли земельного участка под многоквартирным домом до убытков, связанных с услугами нотариуса. Но что в реальной жизни?! Как быть людям, когда-то приватизировавшим квартиры, если компенсации им хватит только на общежитие не в лучшем районе города, а оценка "по рыночной стоимости" будто и не привязана к… рынку, экономической ситуации?

— Вот, сносят нас, бумажки показали. А мы не согласны. Если уж так к нам относятся, пусть вместе со мной деревяшку ломают, — говорит Тамара Ивановна, всматриваясь в дом-близнец через оконное стекло. Потом берет ковшик, зачерпывает из огромной эмалированной кастрюли воду и поливает рассаду "бычьего сердца" на подоконнике — подготовку к дачному сезону никто не отменял.

Комментарий

Олеся Евсеева, адвокат:

— В подобных ситуациях необходимо учитывать несколько нюансов: когда приобретено право собственности (до или после признания дома аварийным), в каком году дом признан аварийным, включен ли он в региональную программу переселения граждан из аварийного жилфонда, в связи с чем происходит изъятие земельного участка, какова категория этой земли…

Например, при осуществлении КРТ собственникам квартир в многоквартирных домах, согласно ЖК РФ, взамен освобождаемых жилых помещений выплачивается компенсация. Кроме того, по заявлению собственника вместо старой квартиры должны предложить жилье с зачетом денежного возмещения за изымаемую. Если жильцы не согласны с суммой или считают, что их права нарушены — не предоставлены другие квадратные метры, они могут обратиться в суд. Стоит провести независимую оценку, документами подтвердить абсолютно все расходы, убытки, упущенную выгоду и так далее. Для сбора информации о ценах можно обратиться к крупным риэлтерским агентствам и застройщикам. Итог судебного спора будет зависеть от убедительных доказательств своей позиции.

А как у соседей?

Мало кто из регионов учел в законах о КРТ и при сносе аварийного фонда резкое удорожание новостроек в 2020-2021 годах. Например, на Ямале в пандемию квадратный метр вырос в цене почти вдвое. За ним потянулся вторичный рынок, поскольку большинство новоселов продает старые квартиры и расширяется. Из-за этого многие переселенцы в Салехарде и Губкинском столкнулись с проблемами. Чтобы поддержать молодые семьи, власти ЯНАО начали выдавать им жилищные соцвыплаты вне очереди. Вместе с компенсацией от застройщика получается приличная сумма. В 2022 году ЯНАО собирается расселить 165,3 тысячи квадратных метров авариек, где живет 3700 семей.