В горах Кавказа зиму встретят катанием на собачьих упряжках

В кавказском биосферном заповеднике помимо привычных зимних маршрутов есть уникальная возможность отправиться в путешествие… на собачьих упряжках. В качестве тяговой силы — сибирские хаски, чья густая шерсть и сильные лапы рождают мысли о бесстрашных героях Джека Лондона. Как работают ездовые собаки и что необходимо уметь каюру, об этом корреспондент «РГ» поговорил с организатором маршрута, старшим научным сотрудником Кавказского заповедника Татьяной Трепет.

В горах Кавказа зиму встретят катанием на собачьих упряжках

Татьяна, ездовая упряжка, прежде всего, способ передвижения северных народов. Как пришла идея перенести ее в горы Кавказа?

Татьяна Трепет: Так как я работаю в заповеднике геоботаником, то прекрасно вижу, что наши снежные условия ничуть не уступают северу. Поднимаясь на Лагонаки, известный горнолыжный курорт на высоте 2200 метров, гости заповедника фактически пересекают все природные зоны России: дубовые и буковые леса, присущие средней полосе, чуть выше у нас растет пихта, похожая на ель в тайге. На макушке леса попадают в березняки, фактически это Карелия. Ну а высокогорные открытые луга зимой — это настоящая тундра. На высоте выше 1800 метров над уровнем моря зима длится четыре месяца. И почему бы не пересесть в этих условиях на более подходящий транспорт?

Почему именно хаски, а не лайки везут ваши упряжки?

Татьяна Трепет: Самой приспособленной к холодам является русская лайка. Но порода охотничья, в поход по заповедным землям идти с ней нельзя, чтобы не тревожить диких животных. Оказывается, существуют еще и ездовые собаки совершенно с другим темпераментом. Они и общаются по-особенному, могут протяжно выть, будто поют песню, или просто молча наблюдать за чем-то. Хаски — прирожденные упряжные псы, выносливые и сильные. Представляете, если для обычной собаки ориентиром является человек, то для хаски — линия горизонта.

И долго приходится готовить своих непосед к упряжке?

Татьяна Трепет: На самом деле их не нужно чему-то специально обучать. Главное, чтобы не запутывались в постромках, но и с этим хаски прекрасно справляются благодаря своей сообразительности.

В первый год жизни у щенков обычные прогулки на свежем воздухе. После года подросших собак мы ставим к старшим в упряжку, смотрим их на лидерские качества. Как правило, девочки быстрее подхватывают главенство.Связано это с тем, что собаки, как и волки, матриархальные животные, волчица — мать семейства, она ведет за собой стаю, воспитывает щенков и знакомит их с территорией. От лидера требуется не только выносливость, но и умение правильно слышать команды ("вправо", "влево", "вперед", "стой"), пробежать мимо раздражителей — вспорхнувшей из зарослей птицы либо пасущейся на обочине коровы. Понимание зависит от контакта с человеком.

Летом мы ездим в горы и в рассветные прохладные часы запрягаем упряжку в квадроцикл весом 350 килограммов. Собаки на рывке вполне могут сдвинуть транспорт, поэтому при "буксировке" технику еще привязываем к машине.

Насколько сложен ваш маршрут для туристов?

Татьяна Трепет: Старты проходят от входной арки на кордоне Лагонаки. Максимальная протяженность маршрута составляет 12 километров с конечной точкой на Абадзешском перевале. Он экстремален из-за сложных погодных условий: на плато нередко задувают пронизывающие ветры и метели, по пути есть подъемы, длительные спуски, на них необходимо уметь притормаживать.

Эту дистанцию удобнее проходить каюром (конечно, мы сопровождаем туристов на снегоходе либо на другой собачьей упряжке), поэтому потребуется опыт катания на лыжах, а также умение хорошо держать равновесие.

Для семей с маленькими детьми мы предлагаем актуальный маршрут длиной два километра, это где-то 15 минут езды по подготовленной трассе, а парам либо подросткам можно прокатиться четыре километра с небольшими спусками до смотровой площадки.

Скорость движения нарт не более 10 — 15 километров в час. В целом такой темп обеспечивает прекрасную возможность осмотреть окрестности. Например, на трассе мы всегда встречаем множество следов животных: зайца, лисицы, волка, иногда рыси, а еще медведя. Обычно косолапые залегают в берлогу в ноябре, но в прошлом году у нас зима задержалась, и они еще в начале декабря проявляли активность.

В горах Кавказа зиму встретят катанием на собачьих упряжках

Выбравшись из саней, ездоки-каюры признаются, что испытали какие-то древние чувства до "мурашек по коже". Фото: Владимир Аносов/РГ

Желающих попробовать себя каюром много?

Татьяна Трепет: Востребованные месяцы — январь-февраль, в декабре и марте туристический поток снижен. Хотя март самый снежный месяц в горах, теплый, без стылых вьюг. Уже сейчас желающие начинают бронировать места, в особенности на новогодние каникулы. И это правильно, собаки не машины, и мы никогда не возьмем больше людей, чем могут прокатить наши хаски.

В день совершаем примерно двадцать рейсов. Стартуем утром, когда воздух скован морозцем, так что нужно заранее позаботиться о теплой одежде, варежках и солнцезащитных очках. После катания некоторые отдыхающие, выбравшись из саней, подходят ко мне, обнимают и признаются, что такая езда (особенно при снегопаде) рождает в душе какие-то древние чувства до "мурашек по коже": в эти минуты ты учишься доверять животным, потому что они лучше адаптированы к природным условиям.

Катание на собачьих упряжках для туристов — явление все-таки редкое. Почему?

Татьяна Трепет: У собак ресурс ограничен. Нужно все время поддерживать смену: готовить щенков, работать с выносливыми особями, постепенно выводить стареющих. И выходит, содержание сильной упряжки, к примеру, из десяти рабочих ездовых подразумевает на самом деле уход за тридцатью питомцами. Всех их нужно кормить, проводить ветеринарный осмотр, но главное — обслуживать весь процесс: приобретать специально оборудованную для перевозки животных машину, ремонтировать упряжь, снегоход, квадроцикл.

Такое не каждому под силу. Лично я знаю лишь несколько таких энтузиастов. Например, основателей центра ездового спорта на Байкале Олега и Наталью Тюрюминых. В Московской области есть упряжка Славы Демченко. Он тоже профессионал: на камчатской гонке "Беренгия" на дистанции более тысячи километров несколько лет подряд занимал первые места. Еще Михаил Шелковин, который вместе с семьей перебрался в Карелию и организовал маршруты в заповеднике Кивач. Всех их с собаками связывает нечто большее, чем просто туристический бизнес.

Компоненты собачьего поезда

Основное устройство транспорта за сотни лет не изменилось: это нарты, оснащенные тройным комплексом торможения. У собак шлейки подобраны анатомически, для удобства Татьяна Трепет подписывает их по именам. Люди часто интересуются: "Для чего это, чтобы не забыть, как кого зовут?" Конечно, нет: для того чтобы шлейки не перепутать. К ней прицепляется постромка, ведущая к центральному шнуру (потягу). Собак обычно запрягают цугом (парами) по узкой дороге. В Лагонаках в упряжке могут работать 14 хаски, но такое количество обычно никогда не ставят, поскольку их трудно разворачивать и тормозить. На хорошей трассе достаточно пяти-шести собак.

Как добраться до плато Лагонаки

От Краснодара до Лагонаки — 200 км. Добраться можно двумя способами.

1. Общественным транспортом, но не до конца: из Краснодара от автовокзала каждые два часа с 6 утра до 20 часов вечера отправляются автобусы на Майкоп. На вокзале в Майкопе нужно пересесть на маршрутное такси или автобус, который довезет вас до автостанции. Отсюда можно доехать до Каменномостского (расстояние — 40 км). А вот далее, от станицы Даховская добираться придется или на такси, или автостопом. Ну, или пешком, 30 км.

2. На авто: от Краснодара нужно ехать по трассе М-4 Дон в сторону Джубги, далее повернуть на Майкоп. Проехав через город, выбраться на трассу P-254 в сторону поселка Хаджох. Через 7 км будет поворот вправо, где дорога пойдет через мост на реке Белая вверх, к самому плато.

Все тексты сюжета "Отдых и туризм в России" читайте здесь.