Зачем художник рисует портреты на домах в покинутых людьми деревнях

16 лет он не был в деревне, где в 1990-х проводил с родителями каждое лето. Приехав туда спустя столько лет, увидел полуразрушенный семейный дом и вымершие деревни в округе. С такими же домами. Поглощенными бурьяном. Вросшими в землю. Обезлюдившими.

Зачем художник рисует портреты на домах в покинутых людьми деревнях

Его зовут Алексей Нечаев, но больше он известен как Медной. Потому что рыжий, с окладистой, как будто медной, бородой.

На граффити в его исполнении тоже часто можно встретить людей с бородой. Это, как правило, образы крестьян, когда-то живших и пахавших землю в русских деревнях. А потом в нее как будто бесследно ушедших. Но память о них жива. Ее сохраняет Алексей.

Он говорит, что его отец хорошо рисовал — тяга к краскам передалась и Алексею. Родители родом из Ивановской области, поэтому и для него эти места дороги, хотя сам он и родился, и живет, и работает сейчас в Москве:

— Отец купил дом в деревне недалеко от Вичуги в 1992-м. Вообще он продавался на дрова, поэтому стоил дешевле других. Дом восстановили, но в нем не было даже электричества. Трансформатор, который стоял в поле, кто-то постоянно воровал и сдавал в пункт приема цветных металлов. Так что мы жили с печкой и керосиновой лампой.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от mednoy (@mednoy)

То было летом, а зимой Лешу Нечаева в школе хвалила учительница ИЗО. Именно она посоветовала родителям отдать его в художественную школу. Там он узнал про граффити — и это стало мощным стимулом, чтобы развиваться. Алексей участвовал в конкурсах, выиграл один из них, под названием "Волжский художник", его заметили преподаватели из Ивановского художественного училища, которое он и окончил.

Образы крестьян, которые рисует Медной на стенах домов или на носителях, которые потом прикрепляет к стенам, — собирательные. Люди, жившие в этих стенах, так, может, и не выглядели.

— У меня есть портрет дедушки с косой. Его изображение я придумал, но история — реальная. Мне рассказали, что он жил в этом доме в погибающей деревне и каждое лето вручную прокашивал путь к большой дороге. Несколько километров! Это расстояние и эта история меня поразили, — рассказывает Алексей.

Чтобы рисовать конкретных людей, живших в этих домах, нужно проводить большую исследовательскую работу, объясняет он: "Но я больше художник, чем документалист".

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от mednoy (@mednoy)

На вопрос, почему жизнь ушла из этих мест, отвечает так:

— Сельское хозяйство не поддерживается. Государство мало уделяет ему внимания. Жизнь в деревне сложная, люди выбирают более комфортные условия, уезжая в города.

Рисуя граффити, он оживляет деревню, про которую снова хотя бы вспоминают — пусть и на фото, видя работы Алексея. Но можно ли оживить русскую деревню в реальности?

— Нужна какая-то программа поддержки. Есть много людей, которые не хотят жить в городе. Только в деревне нет работы. Вот наша семья, например, хочет жить в своем доме. Но я занимаюсь художественным оформлением помещений. Как мне найти работу в деревне? Устроиться где-то трактористом и жить впроголодь разве что, — констатирует художник.

Пока у него есть возможность, он приезжает в ивановскую глушь, чтобы и работать, и отдыхать. Люди, которые еще остались в селах и деревнях, видя его работы, реагируют положительно.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от mednoy (@mednoy)

— Как-то я рисовал на заброшенном здании коровника и мимо проходил народ, который работает в коровнике действующем, неподалеку, — рассказывает Алексей Медной. — Меня стали узнавать, говорить спасибо. Негативные отзывы тоже есть — в интернете. Там люди пишут: "что это за нытье?", "надо опять за соху браться, что ли, в поля идти?"

Русские заброшенные деревни давно стали арт-объектами. Не всегда это выглядит нормально. Так, "Родина" писала про фотографа, который поджигал "заброшки" и делал фото горящих изб. Это подавалось как современное искусство.

— Мне показывали эти снимки. Честно говоря, это какое-то… У меня неприятные ощущения от этого, в общем, — пытается подобрать слова Алексей. — Я долго думал, можно ли мне рисовать на домах. До сих пор двойственное отношение к этому. Поэтому и пришла мысль рисовать не на стенах, а на носителях и потом прикреплять к домам.

Он признается, что не ожидал такого отклика на свой проект, которому в этом году будет пять лет. Алексей продолжает рисовать. Он так чувствует. И ему не все равно, кто когда-то смотрел из деревенских окон на улицу. Кто ждал в этих стенах родных с войны. Или просто детей и внуков на лето.

Родной дом в деревне Алексею восстановить не удастся — он фактически разрушен. Стихией и людьми. Но поставить новый дом на родном месте и вновь сделать это место дачным Алексею очень хочется.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от mednoy (@mednoy)