Зачем сельский учитель прядет шерсть и собирает рушники

Женщины проникли почти во все мужские сферы и в каждой чувствуют себя как рыбы в воде. А мужчины? И они не отстают — пробуют, на первый взгляд, совершенно не свойственные сильному полу увлечения. Оказывается, это обыкновенный зов предков: в давние времена, например, главными ткачами являлись именно мужики (знаменитые слуцкие пояса изготавливали только они, прежде пройдя семилетнее обучение).

Зачем сельский учитель прядет шерсть и собирает рушники

Учитель истории, географии и немецкого языка из Ивановской средней школы Уватского района Анатолий Мальцев услышал тот зов еще в детстве и с тех пор ни на день не оставляет любимое хобби. Он прядет шерсть на веретене и самопрялке, ткет половики на кросно, а также коллекционирует этнографические раритеты — рушники, крестьянскую одежду, фотокарточки прошлых веков. Примечательно, что в село педагог приехал из Тюмени в начале учебного года работать в новом образовательном учреждении.

— Прясть-то меня бабушка в 12 лет научила. Вся ее семья умела делать нить для вязания, вышивки, ткачества. Сейчас сесть с веретеном после уроков — обычное дело. Шерстью снабжают родители — они держат овец. Дальше сам выполняю весь технологический процесс: мою, сушу, чешу, пряду. Заказов очень много. Вязальщицы в очереди стоят, — рассказывает педагог.

Чудно, однако. Современные бабушки знают, как вязать, но не хотят возиться с материалом либо попросту не умеют. Куда они без учителя Мальцева?!

Особую любовь Анатолий Александрович питает к рушникам. Заприметил их, учась в старших классах. Сначала нашел замызганную тряпочку у мусорки, отстирал, отпарил — залюбовался. Тут и родители достали припрятанные в шкафу семейные реликвии от прапрабабушек. Это стало началом азартной охоты: Толя скупал и выменивал затейливые полотенца у знакомых и незнакомых людей, добывал на барахолках, получал в дар. За два с лишним десятилетия у педагога-многостаночника скопилось 150 рушников со всей страны. В принципе, для Западной Сибири солидная частная коллекция.

Кстати, сибирский рушник рождался под влиянием переселенцев. До них в суровом краю и традиции-то такой не водилось. В Центральной России полотенца яркие, и в бровь, и в глаз. А за Уралом — монохромные: по белому фону идут либо черные, либо красные нити, но выглядят тоже достойно, тем более черный цвет означает плодородную землю, красный сам по себе праздничный. Про обрядовость Анатолий может говорить долго, вкусно.

— Да это такая вещь, которая сопровождала человека от рождения до смерти! На все времена и события вещь! После окунания в купель на крещении ребенка заворачивали в рушник, потом хранили его в потайном месте и доставали, когда малыш заболевал. На заручинах (обручении, помолвке) молодых ставили на рушник. На рушнике выносили хлеб. Чтобы оповестить улицу, что в доме прощаются с усопшим, рушник вешали на забор.

Свое достояние рукодельник хранит в огромном шкафу. Прялки с урало-сибирской росписью, которые ищет и собирает с недавних пор, — на вышке, то есть на чердаке лежат. Добро множится. Его бы показать людям.

— Однажды выставлялся в районном музее. Надо снова решиться, но времени, чтобы все подготовить к выставке, нет: то школа, то веретено, — рассуждает Анатолий. — А ученики просят, им интересно. Что ж, пора разбирать завалы, фотографировать, составлять каталоги. И выходить в мир.

Кстати

Таких коллекционеров, как Анатолий Мальцев, в России немного. Собирают рушники, но определенного вида, Алексей Белас из Брянской области и Сергей Глебушкин из Рязанской. Они же разбираются в ткачестве, могут работать на станке. Интересуется рушниками, но все же больше старинной одеждой руководитель Тобольской иконописной школы отец Виталий Ведерников.

Цена некоторых рушников может доходить до 50 тысяч рублей и даже выше. Она зависит от материала, приема ткачества, места изготовления. Одними из дорогих считаются кролевецкие красно-белые полотенца родом из Черниговской губернии, которые создавали по технологии "двойного действия", когда полотно и узор "шли" на станке одновременно.